Интервью народного депутата Украины, председателя политсовета ОПЗЖ Виктора Медведчука после завершения судебного заседания, на котором суд назначил ему меру пресечения в виде домашнего ареста.

Виктор Медведчук, фото: из открытых источников

Если говорить вообще о решении суда, которое сейчас было оглашено в краткой редакции, я скажу, конечно же, то, что сегодня и вы в том числе услышали в ходе судебного разбирательства, то, что было представлено прокурорами, то, что было представлено защитой, то, о чем говорил я, выступая в судебном заседании, свидетельствует об одном - что в данном случае имеют место незаконное уголовное преследование, фабрикация, преступная фабрикация очередного уголовного дела по отношению ко мне. Делает это все власть, делает целенаправленно, как борьба, направленная на уничтожение оппозиции и меня как одного из представителей оппозиции, одного из представителей "Оппозиционной платформы - За жизнь".

Поэтому говорить о том, что я или адвокаты удовлетворены таким решением, когда на ровном месте фактически высосаны из пальца обвинения, которые звучали сейчас в зале судебного заседания, которым не было ни одного доказательства представлено, которое бы подтверждало тезисы, изложенные в материалах подозрения, тезисы, которые бы давали основание считать необходимым удовлетворить ходатайство об избрании меры пресечения, просто не приходится. И поэтому я считаю это незаконными политическими репрессиями. В данном случае так, как я и говорил перед началом судебного заседания, вряд ли можно рассчитывать на суд, если сегодня указания суду дают из Офиса президента, если власть заинтересована на ровном месте найти те или иные уголовные обвинения, причем абсолютно без доказательства и абсурдно. Я об этом говорил сегодня, акцентировал внимание суда, внимание прокуроров и СМИ, которые освещали это заседание, что очень странно, странным, если бы не шла речь обо мне, то есть о себе, и я об этом говорю и комментирую, когда то, что делалось в интересах государства, в интересах украинских граждан, сегодня расценивается как преступные действия, да еще и в таких тяжких обвинениях, как сотрудничество, как оказание содействия террористическим организациям.

Вы неоднократно говорили, что ОПЗЖ выступает мостиком между Россией, Европой, Востоком и Западом. Как считаете, вся эта история используется для того, чтобы прервать все связи?

Если учитывать - а для этого есть достаточно аргументов - что за всеми этими решениями, за незаконным уголовным преследованием стоит власть, стоят команда Зеленского и его окружение, то нет альтернативных выводов, кроме того, что власть сегодня пытается всячески воспрепятствовать налаживанию отношений с Россией, а они очень выгодные – экономические отношения. И мы неоднократно говорили, что Украина должна играть роль моста между Западом, Россией и странами СНГ – это выгодно в первую очередь Украине, не Западу, не России, хотя они тоже получат от этого удовлетворение своих интересов, но в первую очередь это выгодно Украине. И можно приводить множество обстоятельств в пользу этого. Это и те цены на жилищно-коммунальные тарифы, а в данном случае на газ, который мы можем получить по прямым поставкам, и могли договориться, который бы стоил намного дешевле, чем сегодня газ обходится Украине. Мы могли бы договориться о работе наших предприятий и снятии с них санкций, потому что рынок, экспортный потенциал Украины – он как раз заключается в том, что наша продукция остается конкурентоспособной на рынках стран СНГ, на рынках России и на рынках стран Азиатско-Тихоокеанского региона. И если не видеть в этом перспективы, значит, не видеть вообще путей восстановления нашей экономики, восстановления уровня доходов и благосостояния наших граждан. И это не просто ошибка – это преступная ошибка власти, которая сегодня, зная, ощущая, осознавая и понимая выгоду взаимоотношений торгово-экономических, восстановления их с Россией, делает все наоборот в угоду политическим мотивам, причем молниеносным, каким-то разовым мотивам, чтобы угодить западным хозяевам, которые продолжают осуществлять внешнее управление Украиной. Вот это страшно. Страшно для власти, страшно для судьбы страны и страшно, самое главное, для простых людей, которые от этого будут иметь негативные последствия во всем - в ценах, в рабочих местах, в жилищно-коммунальных тарифах, в правах и в гарантиях на то, чем они должны обладать в нормальном, демократическом, правовом государстве. Все это подвержено сегодня уничтожению. Страна идет по пути узурпации власти и установления диктатуры, и это не принесет пользы нашим гражданам".

Ваша статья-ответ на статью Владимира Путина о том, что нужно с Зеленским встречаться после того, как, в частности, и против вас будет дело закрыто, и после того, как решат, о чем вообще можно говорить с президентом Зеленским. Как думаете, все эти сфабрикованные, по вашим словам, дела, они направлены на то, чтобы не вести диалог с Россией?

Вы знаете, мне сложно говорить об этом, потому что это касается меня, но я вам хочу сказать, что и в ответе, в своей статье, и сегодня я твердо уверен о том, что господину Зеленскому надо вести переговоры с господином Путиным. Потому что это интерес для Украины, я в этом абсолютно уверен. И вот тут задают вопрос ваши коллеги по поводу ведения переговоров со страной-агрессором, видимо, этот журналист считает, что Россия-агрессор - это уже аксиома и навсегда, и я думаю, что эта точка зрения... И я считаю, что чем раньше власть во главе с Зеленским одумается и найдет интерес для страны и для людей, а этот интерес именно в мирном существовании, в налаживании торговых, экономических отношений и - самое главное для Украины - в мире на Донбассе. Без мира на Донбассе стабильности в стране не будет, инвестиций не будет, развития экономики не будет, и будет постоянная проблема, которая все эти годы является проблемой номер один.

Вам не кажется, что проблема мира на Донбассе заключается в том, что Россия ввела туда свои войска?

Смотрите, мне так не кажется по одной простой причине, что ни одна международная организация, начиная с ОБСЕ, ООН, и другие международные организации, страны никогда не устанавливали наличие войск, регулярных войск Российской Федерации на Донбассе. Вы крупно ошибаетесь, не владеете вопросом и занимаетесь популяризацией того, что вносит как раз резонанс в наши отношения и вредит.

Теперь насчет того, что Россия не воюет с Украиной. Да, Россия и Украина никогда не были в состоянии войны - и не находятся. Это для вас, наверное, странно, но я открою государственную тайну: никогда не находилась в состоянии войны ни Украина с Россией, ни Россия с Украиной, дай Бог никогда находиться не будет.

А вы, когда задаете вопрос, вы должны быть в предмете и понимать, что вот эти голословные высказывания вам, как журналисту, надо знать, война.

Есть боевые действия на Донбассе, но там нет регулярных российских войск, есть, как вы говорите, высказывания по поводу войны, но войну никто не объявлял. Почему же за 7 лет при власти господина Порошенко, два года при власти Зеленского, который так часто употребляет подобные термины, ну почему они не объявят войну? И всем станет ясно, что мы находимся в таких-то действиях, в таком-то состоянии, которое предполагает определенный статус по Конституции и процедуры принятия решений. Нет такого решения, а значит, и нет действий, а вот разговоры и разные высказывания, комментарии есть, пользу они не приносят, а вред они уже принесли.

Популярные новости сейчас

5,1 млрд гривен: в Пенсионном фонде обратились с важным заявлением – на кону выплаты украинцев

Сильные порывы ветра и пронзающий холод: 6 октября погода подпортит украинцам настроение, прогноз Диденко

В Украине электронные паспорта приравняют к бумажным: в Кабмине назвали точную дату

Показать еще

Я вам хочу сказать, что современная украинская власть, надо отдать объективно, не только действующая, но и та, которая пришла в 14-м году, она превратила Украину из субъекта внешней политики в объект. И так она, к сожалению, к огромному сожалению, продолжает оставаться. Она не субъект внешней политики, хотя каждое суверенное и независимое государство должно быть субъектом во внешней политике. Мы сегодня являемся объектом внешнего управления, мы являемся объектом во внешней политике.

Вам не кажется, что проблема мира на Донбассе заключается в том, что Россия ввела туда свои войска?

Смотрите, мне так не кажется по одной простой причине, что ни одна международная организация, начиная с ОБСЕ, ООН, и другие международные организации, страны никогда не устанавливали наличие войск, регулярных войск Российской Федерации на Донбассе. Вы крупно ошибаетесь, не владеете вопросом и занимаетесь популяризацией того, что вносит как раз резонанс в наши отношения и вредит.

Теперь насчет того, что Россия не воюет с Украиной. Да, Россия и Украина никогда не были в состоянии войны - и не находятся. Это для вас, наверное, странно, но я открою государственную тайну: никогда не находилась в состоянии войны ни Украина с Россией, ни Россия с Украиной, дай Бог никогда находиться не будет.

А вы, когда задаете вопрос, вы должны быть в предмете и понимать, что вот эти голословные высказывания вам, как журналисту, надо знать, война.

Есть боевые действия на Донбассе, но там нет регулярных российских войск, есть, как вы говорите, высказывания по поводу войны, но войну никто не объявлял. Почему же за 7 лет при власти господина Порошенко, два года при власти Зеленского, который так часто употребляет подобные термины, ну почему они не объявят войну? И всем станет ясно, что мы находимся в таких-то действиях, в таком-то состоянии, которое предполагает определенный статус по Конституции и процедуры принятия решений. Нет такого решения, а значит, и нет действий, а вот разговоры и разные высказывания, комментарии есть, пользу они не приносят, а вред они уже принесли.

Я вам хочу сказать, что современная украинская власть, надо отдать объективно, не только действующая, но и та, которая пришла в 14-м году, она превратила Украину из субъекта внешней политики в объект. И так она, к сожалению, к огромному сожалению, продолжает оставаться. Она не субъект внешней политики, хотя каждое суверенное и независимое государство должно быть субъектом во внешней политике. Мы сегодня являемся объектом внешнего управления, мы являемся объектом во внешней политике.